Плоды духовного древа / Взлетев высоко над землёй


   
   
    А эти страницы виртуального музея
    отданы Ноне Мараховской – средней
    сестре Людмилы Леоновны
    Стрельниковой.
    Информация о ней скупыми абзацами
    разбросана по книгам «За гранью
    непознанного».




    И такая позиция вполне понятна. Высокие
    личности всегда находятся в рамках не
    столько общественно-моральных табу,
    которые они давно переросли духовно,
    сколько многочисленных и более строгих
    внутренних ограничителей. Они не
    позволяют им чрезмерно распространяться
    как о своих достоинствах, так и всех
    наиболее близких им людей, даже если они
    бесспорны.


 

Прекрасно понимая, что в основе личных достижений лежит труд Высших Учителей, сумевших передать подопечным свой уникальный опыт и знания; сказывается результат более протяжённого эволюционного пути, они никогда не заостряют внимание на себе. Высоких представителей иных миров отличает максимальное сосредоточение на главном – своём Служении, решении тех задач, ради которых они пришли в мир. Это неутомимые труженики Космоса, у которых собственное эго сведено к минимуму необходимой достаточности, и вся их целевая устремлённость направлена исключительно вовне. Но для большинства представителей нашей цивилизации, невероятно далёких даже от земной фазы совершенства, концентрация на главных составляющих сути Посланников Бога и их ближайшего окружения крайне важна в качестве эталонного целеуказателя. Примера, которому можно и нужно следовать для скорейшего достижения необходимого подобия.

Эта преамбула имеет прямое отношение к Ноне Мараховской – личности, без сомнения, очень Высокого полёта. Но что же нам известно о ней из воспоминаний её старшей сестры и самой Ноны Левоновны? Не так уж много. Она родилась в Новороссийске, став четвёртым ребёнком в семье Мартиросовых. Разница в возрасте у Людмилы и Ноны была минимальна, и это, несомненно, сыграло свою позитивную роль. Сёстры с детства прекрасно ладили и понимали друг друга, но не только потому, что существовали в общем семейном пространстве. Они остро ощущали свою духовную близость, а она уже порождала взаимное притяжение, приводившее их к естественной потребности делиться друг с другом самым сокровенным, раскрывать свои взгляды на окружающее, не страшась сестринского осуждения или неприятия.

Нона и Людмила зачастую были просто неразлучны. Обеих увлекали творческие изыскания: в чём-то подобные, но чаще – индивидуальные. Вместе они постигали премудрости игры на земных музыкальных инструментах, пели для родителей на семейных праздниках, осваивали исконно женское швейное ремесло. Но если Людмилу больше интересовало прикладное творчество, то Нона тянулась к восточным танцам, обожала вышивание. В русле семейных традиций и по велению своих неравнодушных сердец обе девочки неизменно стремились на помощь окружающим. Причём Нона реализовала эту устремлённость в выборе своей профессии. Поступив после школы в ленинградский химико-фармацевтический институт, она продолжила дело отца на поприще медицины. Нона сгорала от нетерпения поскорее научиться создавать такие чудодейственные препараты, которые могли бы не только лечить людей, но и спасать им жизнь.

По окончании вуза, отработав три года по распределению на пензенском фармацевтическом заводе, она вернулась в родной Новороссийск к отцу и матери. Какое-то время её работа складывалась успешно. Нона Левоновна занялась интересными микробиологическими исследованиями, разработкой форм жизни, способных возвращать морским глубинам первозданное состояние – очищать их от разного рода органических и биологических загрязнений. Однако в дальнейшем её профессиональная деятельность неожиданно оборвалась. Причин было много, но не наша героиня стала их катализатором. События развивались слишком стремительно, непредсказуемым и роковым образом. Страна вступила в переломную эпоху перестройки, что для Ноны Левоновны совпало с началом сложнейших жизненных испытаний личного характера, связанных с потерей работы и предательством мужа.

Не стану дублировать её воспоминания о злоключениях того времени, носивших совершенно фантастический характер и описанных ею в книге «Загадки клетки». Не беда, если её у Вас нет. Драматичный рассказ Ноны Левоновны можно найти и в другой книге – «Огонь Прометея», куда его включила тремя отдельными главами Людмила Леоновна Стрельникова.

Далее >>>